ban2

Олена Степова: Неудобные вопросы о восстановлении Донбасса


Знаете, а ведь один и тот же текст о войне люди читают и воспринимают по-разному. Исходя из собственных, личных, внутренних ощущений, знаний и личного восприятия. И войны, и мира, и социума. Для одних, то, что происходит в ОРДиЛО, это сюр, пропаганда, выдумка и нелогичность. Для других война приобрела столько граней, открыла столько лиц, сняла столько масок, что любой сюр, это военная обыденность.

Вот, например, когда люди читают о «восстановлении Донбасса», каждый видит свою картинку.

Те, кто никогда не видел войну и Донбасс, представляет себе восстановление как масштабную стройку века. Новые дома, высотки, современные предприятия.

А те, кто жил на Донбассе до войны, но сейчас носит страшную метку «переселенец» (фактически, ту же желтую звезду) этот момент видят, как очередной грабеж и ложь, когда на «восстановление» частных шахт Рината Леонидовича идут бюджетные деньги, которые, по-хорошему, должны вкладываться арендатором или владельцем.

Как модернизировать или восстанавливать тот же частный «Стирол», который не модернизировался лет двадцать? Восстанавливать его до довоенного уровня нет смысла. На нем устаревшее оборудование, которое уже не соответствует требованием Европы, хотя, в принципе, еще может работать, так как лет на пятьдесят современнее своих собратьев в России.
Или, вот, как восстанавливать частные, разбитые и разгромленные супермаркеты, автомагазины, рынки, салоны? Они же частные. И часть их хозяев даже приветствовала «русский мир». Они же не знали, что это такое, и как это ордынское будет относиться к их частной собственности.
Или, вот, как восстанавливать Новосветловку, которую расстреляли из гаубиц и танков «защитники» из Луганского «ополчения», чтобы она хунте не досталась? Вы удивитесь, но стреляли по поселку сами жители-ополченцы, часто попадая в свои дома. Их, «защитников», значит, амнистировать, еще и дома им построить, чтобы в следующий раз было что бомбить?
Когда слова «восстанавливать Донбасс» слышит «новоросс», он расскажет вам о лагерях, фабриках органов, которые будут изымать врачи-америкосы, собирая плату за «восстановление Донбасса» с русскоязычных пленников. О березах, с распятыми младенцами, о…
В общем, не будем толкать в бездну и без того сошедшую с рельс фантазию «новороссов». Хотя, в этом психологическом срезе есть и те «новороссы», кто «за Украину, но без хунты». Эти «восстановление Донбасса» видят, вот, прямо, начиная с возврата Легитимыча, доллара по восемь, и расстрела всех, от Правого Сектора до Порошенко. Они-то за Украину, но с «нашей Донбасской властью, которая за Россию и против хунты».
Те, кто остался там, ждут от «восстановления Донбасса» банального когда-то и важнейшего сейчас, - мира, зарплаты, работы, закона, тишины, порядка, безопасности. Все чаще я слышу от тех, кто провел много дней в оккупации такое описание мира: «Просто пусть все будет, как раньше!»
Я думаю, что если копнуть глубже, то «как раньше» будет у каждого лично своим.
Для моих знакомых «как раньше», это банальная свобода работать, купить продукты и лекарства для семьи, безопасность и здоровье ребенка.
Военные о восстановлении Донбасса начинают говорить с позиции разминировать.
Они знают, о чем говорят. Здесь позиции военных совпадают с позицией переселенцев. Мы видели, как минировали наши степи и города.
Как «лнр» ограждалась минными полями от «днр», Свердловск от Ровеньков, Краснодон от Свердловска. Минировались подступы к схронам с оружием, места расположения «воинских» частей. Минировались русскими, приднестровцами, сербами, казаками, николаевцами (романовцами), контрабандистами, анархистами, «Брянкой-СССР» и «РИМом», «призраком» и «Славянами».
Минеры гибли, «военные» части уходили в другое место. Мины остались!
Восстановление Донбасса, в смысле его промышленного и жилого потенциала - это мнение и моих друзей-переселенцев, и моих земляков, защищающих Украину в составе ВСУ, - возможно только через пять лет после окончания войны и разминирования территории. И то, я думаю, мало. На днях в Краснодоне (Сорокино) нашли огромную бомбу времен Второй Мировой войны.
70 лет, а эхо тех боев, еще блуждает землями Донбасса. Сколько будет блуждать эхо этой войны, при условии, что на такую маленькую часть суши, (я имею в виду оккупированную часть Луганщины и Донетчины) пришлось столько оружия, я не знаю.
Вряд ли даже через десять лет эти территории будут безопасны для жилья.
Уже сейчас довоенное «поедем на пикник», вызывает у жителей оккупированной территории недоумение и ужас. Степи, скалы, посадки, леса, ставки, редкие места отдыха, находящиеся вне городских улиц, теперь угроза. Растяжки и мины, оставленные «защитниками» и «освободителями» в городах, находящихся второй год в оккупации, ждут своих жертв. Люди боятся сходить с трассы, обочины, это уже черная земля войны.
Но безопасны ли сами города? Почему никто не говорит о восстановлении Донбасса с банального «разминирования» сознания тех, кто стал «русским» человеком, ленинцем, коммунистом, «новороссом», «ополченцем», «защитником», «пострадал от хунты»?
Сколько их, солдат, коллаборантов, вдов, детей, потерявших отцов, людей, поверивших в пропаганду и впитавших ее всеми фибрами души и разума?
Вы думаете, они просто изменятся, когда увидят наших солдат, флаги?
Да, есть люди-флюгеры. Эти сразу примут позицию победившей стороны. Вот, например, мои соседи, которые активно агитировали и ходили на «референдум». Теперь так же активно доказывают, что не агитировали, не дошли, и не голосовали. Мы их просто не так поняли.
Не так поняли мы и тех, кто все эти годы писал доносы. Их аккуратные листочки, сломавшие чью-то жизнь, сейчас хранятся в архивах милиции и «мгб лнр». Дождутся ли они тех, кто сможет дать им правовую оценку и будет ли она нужна, эта оценка? Может быть, оставить, как есть? Не бередить раны?
Сложно же доказать, что от этого глупого, написанного с ошибками доноса, погиб человек, бежал, остался без дома, средств, машины, бизнеса? Нужна ли эта оценка тем, кто оказался в оккупации? Служил, прислуживал? Нужна ли она гражданам Украины, которые никогда не поедут на Донбасс?
А ведь именно это, именно этот неразминированный Донбасс и является причиной, по которой все больше и больше переселенцев находят в себе силы сказать, как однажды сказала я, выплюнув, как кровавый ком, часть своей души и боли: «Мы никогда не вернемся! Мы не сможем жить рядом с теми, кто убивал, врал, агитировал, писал доносы, ждал русский мир».
Сейчас навязывается мнение: чтобы прекратить войну, нужно дать амнистию тем, кто воевал. Это мнение убивает последнюю надежду в переселенцах на возвращение. Жить с амнистированными убийцами, то же, что жить на минном поле или в зоне. Вон, работает «закон Савченко», и что? Работает, скорее, как машина для убийств, выпуская на свободу тех, кто уже через месяц возвращается назад, забрав чью-то жизнь.
Вот еще одна грань войны. Как быть с теми, кого осудили за преступления в той же «л-днр»? То есть это убийцы, наркоманы, преступники, которые не смогли жить среди подобных преступников. Решения судов «лнр» недействительны. Значит, нужно выпустить этих людей и не заметить убийств, совершенных ими во время оккупации?
Как быть с врачами, которые убивали и пытали украинских пленных? Сойдемся на клятве Гиппократа? Что будем делать с журналистами, работающими в сепар-СМИ, воспевающими Россию и создающими провокационные материалы, направленные на разжигание вражды? Это из-под их пера-теле-камер вышли распятые мальчики и «хунта», лагеря, жиды, хахлы, афролюдоеды и другие прелести русской шовинистической пропаганды.
Что делать со спившимся, севшим на иглу населением со сломанной психикой?
Сейчас на оккупированной части Украины в пять раз увеличилось число преступлений, совершенных гражданами в состоянии алкогольного, наркотического опьянения, в три раза увеличилось количество преступлений, совершенных родственниками в отношении родственников, в три раза увеличилось количество ДТП, в десять раз увеличилось количество преступлений, связанных с реализацией наркотических препаратов. Все это будет амнистировано? Что мы будем делать с моральным разложением граждан, не принимающих участие в незаконных военных формирования, но совершивших преступление в зоне оккупации?

І нам далі йти. Між іншими. Між різними. Між світами. З Україною в серці!

Автор: Олена Степова

Дорогие читатели Олени Степовой!
С целью распространения и популяризации книги "Все будет Украина или истории из зоны АТО" и сайта автора www.stepova.org.ua, просим Вас поделиться ссылкой на данный сайт в социальных сетях. Внизу главной страницы сайта есть возможность поделиться им. Заранее благодарим вас!

Схожі матеріали

Напишіть Ваш коментар

Допис міститься на сайті "Файні новини"