ban2

        ГАЗЕТА "ФАЙНІ НОВИНИ" - ІНФОРМАЦІЙНА ЗБРОЯ У ВІЙНІ          <<< Читати далі

Подружня пара біженців з Антрацита при переїзді в Київську область забрала з собою більше 50 кішок.

Село Старые Соколы находится в 30 километрах от Чернобыля и в непосредственной близости от Зоны отчуждения. Людей в этих местах после аварии живет совсем немного - на четыре соседних села 250 человек. Беженцы с Донбасса редко соглашаются селиться так далеко от цивилизации, все же предпочитая городские пейзажи сельским. Но Валентина Прокопчук с мужем Василием Михайловичем решили, что пока это подходящий для них вариант - аренда дома стоит 300 грн плюс коммунальные, а до Киева, где живет дочка с семьей, ходит автобус.

Муж Валентины - Василий Михайлович - родом из Андрушовки Житомирской области, участник ликвидации аварии на ЧАЭС. С женой, тоже уроженкой Житомирщины познакомились в Николаеве, а в Антрацит поехали “за длинным рублем”. Василий 12 лет проработал в шахте, теперь он на пенсии. Пока мы ждем Валентину, которая ушла в магазин покупать еду своим 47-ми котам, он читает нам свое стихотворение о том, как среди ночи его сорвали тушить пожар на атомной станции.

В это время калитка открывается, и мы видим улыбающуюся Валентину с пакетом мороженой рыбы в руке.

- Это бычки. Я их варю и смешиваю с манкой - любимая еда всех моих кошек. Угодить даже голодным котам непросто - одни не признают сухой корм, другие, наоборот, отказываются есть консервы. Но рыбу с манкой любят все.

На новом месте Валентине помогает президент киевского общества защиты животных Ася Серпинская - передает иногда корм, поддерживает морально. “Только когда я прошу ее взять моих кошек в свой приют (в Гостомеле - прим. Авт.), то сразу бросает трубку”, - смеется Валентина.

Именно Серпинская посоветовала Василию и Валентине дом в Старых Соколах.

- Тут жил какой-то старый алкаш, - сокрушенно качает готовой Василий. - Сколько мы уже убирали-убирали, жена несколько раз белила, а все равно грязно. Бутылок сколько было… Кошмар, как люди могут так жить?

- Когда приехали - осторожно по дому ходили, боялись к чему-то прикоснуться, такое все было грязное, - подтверждает Валентина.

В Антраците у семьи трехкомнатная квартира. Но оставаться в захваченном сепаратистами городе дольше оставаться было нельзя - постоянные обстрелы, отсутствие денег, голод.
- К нам в город приехали казаки, поставили машину с оружием, сказали: разбирайте и воюйте. Но мало кто хотел воевать. Вот нас обвиняют, что люди на митинг вышли за Россию. Так сколько там вышло, 100 человек! В Киеве тоже нашлось бы 100 человек, которые бы вышли. Мы спокойно очень жили, вышивали, пели украинские песни. Только Майдан многих напугал - перемен люди испугались. И только успокоились, как тут такое началось.

Валентина говорит, что установка “Град” стояла прямо возле 9-этажки, где они жили.

- Соседи ходили прятаться в бомбоубежища, а я не ходила, потому что как же я их (кивает на комнату, в которой живут кошки) оставлю.

Тем временем, у “них” наступило время обеда. В дверь, возле которой мы разговаривали с Валентином и ее мужем, просунулась загребущая черная лапа. Раздалось жалобное кошачье многоголосье.

Валентина подхватила мешок с кормом и скомандовала нам приготовиться.

Открывается дверь, и из нее к нам выбегает первая тройка самых голодных. Голоса из жалобных становятся требовательными. Валентина заходит в комнату, зачерпывает корм чашкой и рассыпает его по полу - будто кормит голубей.

- Все равно съедят все до последней крошки, - говорит женщина, окидывая взглядом хрустящее кормом стадо котов.

С собой мы привезли пакет корма. До нас корм привозил 24 канал - хватило надолго Валентина говорит, что бросить своих котов в Антраците не смога бы. Хотя некоторые перед переездом выбрасывают даже единственную кошку или собаку Одна из полосаток - Манюня - уехала с нами в Киев Вам котик не нужен? Награда для смелых Корм исчезает на глазах Вот это Вольдемар, он родился в подвале, вот это крикливый Нестор - ни кого к себе не подпускал, ужасно кричал, вот это Рыжий-Рыжий, которого я подобрала уже перед отъездом, - перечисляет Валентина Интересно, кто же пометил ботинок Макса? Кошки: Уже уходите? А может у вас еще что-нибудь есть?
Макс Требухов
С собой мы привезли пакет корма. До нас корм привозил 24 канал - хватило надолго
Едят не все. Как уже было сказано, несколько котов брезгуют сухим кормом - они лежат на диване, делая вид, что их все происходящее не касается.

Из-под дивана выглядывает пятнистый черно-белый нос.

- Это Винни, он дикий.

Нос тут же прячется обратно.

Примерно в этот же момент кто-то самый ловкий забрался на ботинок нашего фотокорреспондента и обписал его.

Это диванчик для тех, кто сухим кормом брезгует Бандитка и Брат Бандитки Может быть, вам все-таки нужен котик? Большинство кошек так привыкли жить в квартире, что опасаются выходить на улицу Джонни, смелый и красивый И еще один котик, в смысле - еще два Прекрасный котеночек... ... и его молодая мать На календаре тоже котик
Макс Требухов
Это диванчик для тех, кто сухим кормом брезгует
Супружеска пара выехала из Антрацита 28 сентября. Чтобы вывезти всех животных, пришлось нанимать автобус.

- Заплатили почти 8 тысяч гривен, до сих пор в долгах. Когда ехали - боялись не столько блокпостов, сколько того, что кто-то из кошек умрет.

Мы очень жалели, что наши войска отступили от Антрацита - уже ж подошли совсем к нему близко. Хотели быть Украиной. Когда ехали через Славянск - смотрели, как же там хорошо людям жить.
Многие кошки до сих пор очень худые - не оправились от пережитого голода.

Наглость, как известно, второе счастье. По крайней мере, кошачье счастье - точно
- В июне перестали платить пенсию. Дети помогали, передавали передачи. Старались и котам еду передавать, потому что сухой корм, который на “большой земле” стоил 20 гривен, у нас в Антраците был по 30-40 грн. Дороговизна такая. Клейстер какой-то варили из муки для кошек…Несколько кошечек умерли…
Всего за смутное время у Валентины умерло 9 кошек - включая двоих котят, которые от стресса или от давки погибли в автобусе при переезде. Когда я звонила женщине договариваться о нашем визите, она говорила, что кошки продолжали умирать от истощения и после переезда:

- Как сейчас говорят о Надежде Савченко, что мало прекратить голодовку - надо еще правильно из нее выйти, так и кошки мои не все смогли выйти из голодовки… Бульоном их пыталась отпаивать со шприца. Если умирала кошечка, говорила: “Дай Бог, чтобы еще одну жизнь тебе дали, лучше, чем эта”.

На нас огромными рыжими глазами смотрит полосатая Манюня - одна из тех самых худых кошечек, за жизнь которых Валентина опасалась до последнего времени.

- Но, к счастью, выжила Манюня.

- А вам-то было что кушать?

- Тоже голодали. Соседи ходили друг у друга занимали, что было. У некоторых были запасы какие-то. Ну и дети старались, передавали еду.

Кроме дочери в Киеве (дочь - филолог, работает корректором в газете), у Валентины и Василия есть еще сын в Харькове - артист цирка. “Внук к нам приезжал сюда, столько радости было”, - улыбается наша героиня.

Валентина рассказывает, что нескольких животных подобрала незадолго до отъезда - многие жители Антрацита, эвакуируясь из города, выбрасывали своих питомцев на улицу. Вот, например, кота по кличке Рыжик-Рыжик Валентина нашла уже перед самым отъездом, взяла себе, хотя обычно забирала только котят.

- Когда у меня было 8 кошек, то уходило 40 минут в день на “глажку” - то есть, я по пять минут гладила каждую кошку. Сейчас, конечно, по 5 минут уже не получается, но стараюсь хотя бы по одной минуте каждую гладить.

Прошу женщину рассказать о том, как она обзавелась столь обширным котохозяйством. Валентина говорит, что бережет жизнь - свою и чужую, людей и животных:

- Муж говорит, что заведет свинью. Я ему отвечаю: хорошо, но учти, что это свинья умрет своей смертью, после чего мы ее похороним. Есть не будем. По телевизору показывали, как в Песках фермер свою ферму бросил и уехал. И все животные там без него погибали (их подкармливали военные и “Правый сектор”, которые стоят в Песках - прим. Авт.) Я не знаю, как так можно. Пусть бы меня разбомбили вместе с моими животными, но я бы их не оставила. До 2005 года Валентина работала в Доме быта. “Шила трикотажные кофточки, лучшим мастером была, работала с 5 утра до 11 вечера, а зарабатывала 100 гривен”, - говорит она. Из-за маленькой зарплаты уволилась, и с тех пор появилось время заняться кошками.

- В 2010 снова пошла на работу - почтальоном. Раздать кошек не удалось. Не хватало на них времени, их становилось все больше и больше. Стерилизовать кошек Валентина не смогла - в Антраците с ветеринарной помощью было туго. Единственный кастрированный кот чуть не умер после операции. Потому женщина делала питомцам гормональные уколы, давала таблетки, но иногда какой-то из кошек все же удавалось забеременеть и родить. Так что часть кошек в “коллекции” - подобранные с улицы, а часть - родившиеся уже непосредственно в питомнике у Валентины.

Сейчас помочь со стерилизацией обещает уже упомянутая Серпинская. Валентина также надеется, что большинство животных удастся пристроить в хорошие руки.

- Зимой, когда был мороз большой, чужой кот пришел к нам умирать сюда. Видно, простыл. Хозяйка его давно уехала в Питер, и он сам жил. К людям близко не подходил, хотя ел то, что мы ему оставляли. И вдруг пришел почему-то к нам, прямо сюда - в эту комнату, и умер здесь. Мы вышли во двор - погулять с теми котами, которые не боятся улицы. Таких мало, всего двое, остальные разве что выглядывают на крылечко.


Василий планирует оборудовать во дворе летний вольер для животных. Валентина говорит, что в Старых Соколах ей нравится. Во-первых, потому что тут нет проблем с водой - в Антраците же приходилось за несколько километров ходить с ведрами в любую погоду. Во-вторых, очень хорошо приняли местные жители: “Вжились мы уже в коллектив, люди дружелюбные очень, картошечкой помогают”.

- Мы хотим побыть тут минимум до лета. Летом тут, говорят, столько черники! Хотим чернику застать.

После, возможно, пара уедет в Житомирскую область к родственникам Валентины “Зовут, просят приезжать. Но я не очень хочу туда возвращаться. Уезжала я оттуда королевой, а сейчас кто? Бомжиха с котами”.

Возможность вернуться в Антрацит - даже если он будет освобожден - семья не рассматривает. Говорят, что и так хотели оттуда уезжать - слишком тяжелые условия жизни.

- Квартиру бы только продать. Ее раньше продать можно было за 100 тысяч. Эх, какой бы дом мы тут купили за 100 тысяч! Современный, с отоплением, со всем, - вздыхает Василий. Видно, что свой дом - это то, чего ему сейчас не хватает больше всего.


- Когда мы сюда приехали, здесь столько мышей было, что боялись спать без света, - вспоминает Валентина. - А кошки городские, мышей никогда не видели, и не поняли, что с ними делать. Может, если им эту мышь поймать, приготовить, подать - то они бы и догадались, что это еда. А так ходили рядом с мышами, как ни в чем не бывало. Но со временем кто-то из кошачьего племени вспомнил, что котам положено делать с мышами, и вскоре грызуны перевелись.

Пока мы разговариваем на улице, двое кошек - те, что не едят сухой корм, прокрались в прихожую, где стоят бычки, и пытаются сожрать побольше, пока их не заметили. - Это Бандитка, рыжая, - говорит Валентина. - И у нее есть брат, которого зовут Брат Бандитки (коты названы так за одно совершенное ими в детстве злодеяние - прим. Авт.)

Ушли мы не с пустыми руками. В руках была переноска с полосатой Манюней - той самой, которая едва не умерла от голода. Манюню нам доверили передать в Киев ее новой хозяйке.

- Манюнечка, тебе там будет хорошо, - напутствует Валентина кошку и говорит, уже обращаясь ко мне: - Вы ж только не выбросьте ее нигде по дороге!

- Я сама двоих кошек на улице подобрала, неужели вы думаете, что я кого-то могу выбросить, - успокаиваю я ее.

Таким образом, кошек у Валентины осталось 46. Она нуждается в помощи - кто готов забрать себе животное или помочь с едой, звоните ей: 068 917 26 77.

Напишіть Ваш коментар

Допис міститься на сайті "Файні новини"